Битва за Британию это миф

«Битва за Британию» — это любимый миф англичан. Миф, по сравнению с которым сталинские агитаторы просто младенцы. При этом миф очень несправедливый для летчиков.

Известно, что после фантастических цифр немецких потерь, заявленных англичанами и усилившегося недоверия нейтральной прессы к достоверности британских сообщений, Черчилль лично прекратил попытки командования RAF (Даудинга) установить истинные размеры потерь Luftwaffe (мол, все равно нельзя узнать, сколько немцев упало в море, сколько разбилось во Франции).

В Британии упор делается на то, что героизм и самопожертвование немногих — в списки героев попали примерно 3 тысячи человек, в том числе примерно 500 посмертно, спасли от нацистского рабства население целой страны. В герои попал личный состав целого командования (достаточно было выполнить хотя бы 1 боевой вылет).

Не пытаясь бросить камень в английских (и не только) пилотов, хотелось бы знать, почему сотни никак и ничем не отличившихся летчиков, совершив считанные вылеты и при этом в глаза не видевшие противника, стали национальными героями, а, например, B. Hancock из No.6 SFTS (летной школы), таранивший 18 августа He 111 своим маленьким Avro «Anson», к их числу не относится?

Летчики истребителей «бленхейм», сопровождавшие флотские «альбакоры» на бомбежку десантных плавсредств в портах Франции — герои (действительно, лететь в пасть врага на таком дерьме — натуральный героизм), но вот о судьбе летчиков несчастных бомбардировщиков-бипланов «альбакор» узнать что-либо практически невозможно. Дело в том, что они не из ВВС, и звания у них как-то странно звучат (суб-лейтенант и т.д.), словом, к «Битве за Британию» отношения не имеют. «Бленхеймы» их сопровождавшие отношение имеют, а сами «альбакоры» — нет.

Аналогичная история и с другими летчиками Бомбардировочного Командования. Помимо десантных судов, разбомбили как-то в Эйндховене 10 Не111 — немцы в потери попадают, а вот пилоты английских бомбардировщиков ни в канонические цифры потерь, ни в герои не попали. Чудеса, да и только.

С 10 июля по 31 июля пилоты FC RAF выполнили 12,9 тыс. с/вылетов, потеряли — 0,54 %. В разгар битвы — в августе и сентябре в сумме выполнили 38,8 тыс. самолето-вылетов, потеряли — 1,86 %. По более поздним меркам союзников — откровенно незначительный уровень потерь.

Но это неудивительно, ибо благодаря образцово поставленному ремонту и обслуживанию, а также производству новых машин, начиная с конца сентября FC RAF имели ясное численное превосходство на частями немецких истребителей: 1050 «спитфайров» и «харрикейнов» (730 исправных) + 300-400 машин в резерве, против 730 немецких Bf109 (исправных и нет), при этом резервов у Luftwaffe не было.

Уже в начале лета в Британию стали поступать американские самолеты. На фоне собственного производства размеры поставок были не велики — менее 15%. Важен был, скорее, сам факт, который не никто и не скрывал. 06 сентября Cf. Gr. I(L) на совещании OKW сообщил, что поставки американских самолетов в Великобританию за август 1940 г. составили 236 шт. Поставки критически важных для воздушного сражения истребителей были еще менее значительны — менее 10% и машины еще предстояло освоить лётным составом, поэтому, единственным импортным истребителем — участником Битвы за Британию стал Grumman «Martlet», поступивший на вооружение одного из дивизионов морской авиации и выполнявший патрульные вылеты в течение последней недели октября.

Правда в том, что Германия не рассматривала Англию как реального противника и даже в ходе компании во Франции ни малейших разработок планов дальнейших военных действий против Англии не проводилось. Уже 20 мая 1940 г. после занятия Аббевилля, Гитлер заявил, что готов подписать сепаратный мир с Англией в любое время (Ref: Jodl Diary 01.02~26.05.40). Вскоре последовало еще одно очень существенное высказывание. 2 июня Гитлер заявил командующему группы армий «А» Рунштедту, что если Англия сейчас пожелает закончить войну и даст согласие на разумный мир, которое он от неё ожидает, то он (Гитлер) был бы, во всяком случае, свободен для выполнения своей настоящей большой задачи — борьбы с большевизмом (Ref: Gen.Inf. Sodenstern). Кажется, что столь «миролюбивый» настрой Гитлера носит беспрецедентный характер в истории всей Второй мировой войны.

Геринг обратился к Гитлеру с просьбой разрешить бомбардировку не только военных объектов, но и жилых кварталов — Гитлер отказал, боясь за свои города.

15 сентября происходит крупнейший дневной налет на Лондон. В Британии принято считать, что в этот день Luftwaffe было нанесено столь решительное поражение (объявлено об уничтожении 185 самолетов при потерях 1 : 7), что немцы вынуждены были отказаться от высадки, убедившись в отсутствии перспектив завоевания господства в воздухе. На самом деле, потери имели достаточно обычные размеры и пропорцию — 26 англичан против 58 самолетов противника.

Серия дневных массированных налетов на Лондон в течение 15 сентября ясно продемонстрировала, в сущности, отсутствие господства самих англичан над Южной Англией, включая район Лондона, неспособность предотвратить атаки Luftwaffe на избранные цели. Как отметил Лен Дейтон, победа Истребительного Командования заключалась не в поражении Luftwaffe, а в том, что оно вообще смогло уцелеть и сохраниться как военная сила.

Но если немцы рассчитывали бомбардировкой сотен самолетов в течение всего дня показать англичанам их беспомощность предотвратить разрушительные налеты на столицу, то британское правительство, со своей стороны, заявив о победе, пусть и мнимой, показало свою решимость продолжать борьбу даже перед лицом возможных крупных разрушений и жертв (рейтинг Черчилля в октябре — 89%). Данный факт уничтожил надежду Гитлера на возможность принудить Англию к миру бомбардировками, а также угрозой высадки, поэтому не удивительно, что на очередном совещании 17 сентября (соответственно, высадка могла быть назначена на 27-е), было решено определиться в сроках позднее, и сосредоточиться на плане вторжения в СССР.

26 сентября германское руководство определилось с точкой приложения дальнейших военных усилий — Средиземное море, Балканы, Россия (22 сентября 1940 года немецкие части появились в Финляндии), а на следующий день — 27-го, был подписан Тройственный Пакт.

Официальное решение об отказе от высадки было принято 2 октября, а 12 октября войска получили уведомление об отсрочке вторжения в Англию до весны 1941 г. и прекращении подготовительных мероприятий до соответствующего уведомления. Вероятно, имеет смысл упомянуть еще одно событие, произошедшее через месяц — встречу Молотова с Гитлером в Берлине 12 ноября 1940 г. — по результатам которой в СССР можно было немедленно объявлять мобилизацию.

Таким образом, мягко говоря, «активная» позиция СССР в восточно-европейских делах летом 1940 г. позволила Англии избежать появления на островах немецких солдат, с другой стороны, непримиримая позиция британского правительства, прежде всего лично Черчилля, дала Сталину без малого год на подготовку к германской агрессии.

Изучая материалы, связанные с Битвой за Британию, складывается впечатление, что английская сторона с приходом к власти 11 мая 1940 г. Уинстона Черчилля вела последовательную и продуманную политику эскалации войны. Полагаю, что дело (идет 1940-й год) не в нацисткой идеологии, а в принципиальной неприемлемости для Великобритании чрезмерной мощи любой из европейских держав. Доказательством этого служит и выступление Черчилля в парламенте осенью 1943-го. Яростно возражая против открытия второго фронта он объяснял, что Германия будет союзником Британии в будущей войне против Советов.

Материал: https://mikle1.livejournal.com/9336328.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:


Комментарии