Воскресенье, 30.04.2017, 15:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Календарь
Форма входа

Это интересно
LF:
Нечто
Статистика

Рейтинг@Mail.ru


ML

Главная » 2010 » Июнь » 1 » Жаргонизация литературного языка
21:35
Жаргонизация литературного языка

Изображение предоставлено publicdomainpictures.net


Одна из самых заметных и удручающих черт современной русской речи наряду с ее бездумной и безумной американизацией - это, пожалуй, активная жаргонизация. В широком смысле слова под жаргоном понимают речь тех или иных замкнутых социальных групп общества, включая и языки профессиональные. Однако чаще всего, когда говорят о жаргоне, имеют в виду язык деклассированных, социально опасных групп людей - воров, жуликов, картежников и им подобных.

Жаргон как тайный язык по его сути противостоит не только общепонятному литературному языку, но и языку разговорному во всех его формах.

Если в 60-70-е годы ХХ века основной задачей борьбы за речевую культуру у нас было ограничение влияния, в общем-то, безобидного канцелярского стиля, остроумно названного Корнеем Чуковским "канцеляритом", то в постсоветский период мы столкнулись с необходимостью остановить реально угрожающий нашему обществу "девятый вал" языковой уголовщины.

Напрашивается вполне резонный вопрос: какие же причины породили столь неконтролируемый доступ в русский литературный язык конца XX века обширных пластов лексики явно уголовного происхождения?

Ответ на него кроется в культурно-идеологическом своеобразии ситуации, сложившейся в постсоветской России, когда, желая ниспровергнуть официозно-коммунистические догмы, деятели прессы и литературы ничтоже сумняшеся начали программировать массовое сознание по стандартам ГУЛАГа.

Прежних догм не стало. Общественные идеалы, включая и нравственно-этический потенциал русской классической литературы, признанной, кстати, одним из трех величайших достижений человечества наряду с Античностью и Возрождением, оказались мишенью для безудержных осмеяний. Авторитеты были ниспровергнуты.

Парадокс, но факт: даже литературный язык советского периода, именно тот язык, который и получил статус мирового, одного из языков ООН, усилиями некоторых филологов-конъюнктурщиков был объявлен языком тоталитарной системы. Иные из них и по сей день продолжают бездумно и благодушно эксплуатировать эту идею. Как будто не в советский период поддерживали высокую планку речевой культуры Горький и Шолохов, Паустовский и

Кони, Чуковский и Андроников, Виноградов и Щерба, радио и телевидение, театры и газеты... Как будто в 70-80-е годы в 95 странах мира (!) его изучали за то только, что он был языком тоталитарной системы...

Когда мы говорим о причинах наступления на нас уголовной или полууголовной лексики, то ни в коем случае не должны игнорировать и того обстоятельства, что с самых высоких трибун торжественно подтверждалась допустимость всего, что не запрещено законом! Тем самым официально отменялись всякие рамки, вне которых культура в принципе немыслима.

Декларировалась свобода, граничащая с анархией. Все это неизбежно активизировало (по-другому не могло и быть!) разрушительные начала, заложенные в человеке, не управляемом предписаниями (нормами) личного и общественного поведения.

В итоге общество захлестнула люмпенизированная субкультура новой политической "элиты". Выражаться похлеще, пообиднее, погрубее, пооскорбительнее стало чуть ли не правилом хорошего тона для тех, кто решил "поправить" свою карьеру.

Среди всех стилей русского литературного языка единственно востребованным, как это ни грустно, оказался самый низкий, причем в его необузданно-уличном варианте. Средний, высокий, собственно повседневный стили языка просто перестали или почти перестали функционировать - их отодвинули в сторону.

Нас, к великому сожалению, вообще не тянет к высокому, возвышенному стилю, который благодаря особой судьбе русского литературного языка - участию в нем значительной церковнославянской стихии - стал неотъемлемой его частью и всегда был притягателен для гениев русской словесной культуры самых разных времен, начиная от "Слова о законе и благодати" Иллариона и "Слова о полку Игореве" и кончая русской литературой XIX-XX веков. Неуж...

Перепечатка краткого анонса выложенного в свободный доступ материала произведена в соответствии с ч.4 ГК РФ ст. 1274 "Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях". Согласно ст. 1259 ч.4 ГК РФ, сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер, не являются объектом авторского права.

Проходя оттуда, Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфея, и говорит ему: следуй за Мною. И он встал и последовал за Ним. И когда Иисус возлежал в доме, многие мытари и грешники пришли и возлегли с Ним и учениками Его. Увидев то, фарисеи сказали ученикам Его: для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками? Иисус же, услышав это, сказал им: не здоровые имеют нужду во враче, но больные, пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию.(Матф.9:9-13)

Категория: Культура | Просмотров: 3732 | Рейтинг: 0.0/0

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем мультиблоге пользователем sergii на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта - как это сделать, описано в том же Пользовательском Соглашении. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]