Воскресенье, 22.10.2017, 07:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Календарь
Форма входа

Это интересно
LF:
Нечто
Статистика

Рейтинг@Mail.ru


ML

Главная » 2011 » Февраль » 11 » Вирус войны (к дню вывода советских войск из Афганистана)
17:01
Вирус войны (к дню вывода советских войск из Афганистана)

Изображение предоставлено publicdomainpictures.net

А вера с надеждой остались гнить
На том берегу реки,
Где Родину нас учили любить,
Как это ни странно, враги!

Игорь Морозов

Герман, молодой подполковник КГБ, был всего лишь песчинкой, уносимой мощью циклопического отлива покидающей Афганистан военной армады. С равнин и ущелий в бескрайний и все еще могучий Советский Союз стекали бесчисленные ручьи великой армии, оставляя за собой остовы ржавеющей техники, опаленные солнцем пепельно-белые скелеты гарнизонов и заросшие сорной травой минные поля. Но среди апокалиптических останков военной инфраструктуры, словно тысячи сердец, пульсировали организмы новых заводов, электростанций, сельских коммун, школ, библиотек, больниц и госпиталей. Афганистан терял живительную влагу, которая девять лет орошала оазисы современно жизни в средневековой пустоши забытой Богом страны.

Не получилось! Не смогли! Ворвавшись сюда приливной волной, новые римляне не успели возвести свои полисы, а лишь приподняли перед дремотным народом полог, за которым в раскаленном мареве дрожали миражи будущего. Да, в этот край их не звали. Да, их вторжение было следствием чреды трагических ошибок и заблуждений, но они были в силах все исправить, если бы… Если бы их «Третий Рим», их великая Родина не стала жертвой собственных «варваров», которые не силой оружия, но сладкоголосым пением опустили ее на колени.

Советский Союз умирал. Герман это понимал, но понимание пришло не сразу, а внезапно, как озарение, как однажды испытанное им тягостное чувство потерянной любви. Пришло вместе с пронзительной песней, кассету с которой ему подарили перед самым отъездом.

«Прощайте, горы, вам видней, кем были мы в краю далеком…» — обволакивали его щемящей тоской мелодия и слова неизвестных авторов, и словно навстречу из глубины души рефреном рвались простые слова: «Мы уходим, уходим, уходим, уходим…». Эта песня звучала в нем и сейчас, когда он, подняв воротник бушлата, пытался согреться на откидной скамье летящего в Москву «Ил-76-го».

В отличие от большинства пассажиров грузового борта Герман был трезв и невесел. Вокруг него, рождая волны улыбок и смеха, искрились счастьем лица советских людей, возвращающихся на Родину. Они спешили навстречу Нового Года, который наступит завтра, а пока… Пока подполковнику, наделенному ответственностью за сохранность особо важного груза, было не до веселья. Герман в строгом черном костюме под видавшим виды бушлатом сопровождал многотонный военный архив. Упакованные в мешки документы, будто прошлогодний урожай, высоким буртом, стянутым канатной сетью, заполняли чуть ли не треть грузового отсека воздушного лайнера. Местами холщевые мешки, запечатанные сургучными печатями, загораживали проход, мешая перемещению пассажиров. Подполковник настороженно наблюдал, как они карабкаются по утесам его бесценного груза, но не препятствовал, ограничиваясь лишь предупреждающими знаками поднятых рук. «Гора родила мышь, а война — гору», — вспыхнул и тотчас погас нелепый афоризм, вклиниваясь в чреду путанных мыслей.

— Эй, парень! — крикнул сидящий через одного совсем юный капитан, — Иди к нам!
Я? — переспросил Герман, для верности указав себя пальцем.
— Да, ты!.. Чего скучать? Давай, по маленькой!..
— Не могу… При делах!.. — и грустный сторож обвел руками панораму циклопической кучи.
— Да брось ты эту рухлядь! Кому она теперь будет нужна?! — не унимался капитан. — Впереди новая жизнь, а ты, как пионер за макулатурой чахнешь!.. Не хочешь спирта, давай — шампанского…

Герман, двигаясь боком, перебрался к офицерам и сел на один из мешков.

— Шампанского плесни, крепче нельзя… — попросил он.

Капитан лихо раскупорил бутылку игристого напитка.

— Из НУРСика или из горлА?.. Пробовал когда-нибудь из такого? — и молодой ветеран, рисуясь, вытащил из рюкзака легендарный плоский колпачок.
— Приходилось… Когда ты еще в училище по плацу бегал.
— Воевал, или советник?
— И то и другое бы...

Перепечатка краткого анонса выложенного в свободный доступ материала произведена в соответствии с ч.4 ГК РФ ст. 1274 "Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях". Согласно ст. 1259 ч.4 ГК РФ, сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер, не являются объектом авторского права.

Проходя оттуда, Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфея, и говорит ему: следуй за Мною. И он встал и последовал за Ним. И когда Иисус возлежал в доме, многие мытари и грешники пришли и возлегли с Ним и учениками Его. Увидев то, фарисеи сказали ученикам Его: для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками? Иисус же, услышав это, сказал им: не здоровые имеют нужду во враче, но больные, пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию.(Матф.9:9-13)

Категория: История | Просмотров: 1673 | Рейтинг: 5.0/1

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем мультиблоге пользователем sergii на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта - как это сделать, описано в том же Пользовательском Соглашении. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]