Воскресенье, 25.06.2017, 08:21
Приветствую Вас Гость | RSS
Календарь
Форма входа

Это интересно
LF:
Нечто
Статистика

Рейтинг@Mail.ru


ML

Главная » 2011 » Январь » 11 » Сталин и русская душа (часть 2)
14:05
Сталин и русская душа (часть 2)

Изображение предоставлено publicdomainpictures.net


Л. Бызов. Может быть, и было, мне неизвестно, но очень сомневаюсь, что было. И еще больше сомневаюсь в том, что оно бы дало что-то иное, чем то, о чем я говорил. Ведь я не просто цифры озвучивал, а высказывал свое собственное интуитивное понимание.

В. Петухов. Я во многом согласен с тем, что говорил Александр Сергеевич, и отчасти с тем, что говорил Леонтий. Если мы действительно хотим понять, что происходит в массовом сознании, то мы должны объективно подходить к нашему обществу, а не выступать его адвокатами. Я согласен с Александром Сергеевичем, что иногда надо давать нелицеприятные оценки не только политическому классу, но и населению, гражданам. По ряду позиций оно этого вполне заслуживает. А теперь я хотел бы остановиться на некоторых моментах, зафиксированных в предложенном для дискуссии вопроснике.

Из какой социально-психологической почвы сегодня возрождается сталинский миф? Во-первых, как мне кажется, надо очень четко разделять восприятие Сталина элитами, экспертами, учеными, политиками и населением, общественным мнением, обусловленные разным уровнем информированности, а главное, отсутствием интереса к историческому прошлому страны у многих наших сограждан. У нас поразительная страна, в которой очень многие люди совершенно не интересуется тем, что происходило не то, что 40 – 50 лет назад, а и 10 – 15 лет назад. Кто преподает, тот прекрасно знает, что студенты прекрасно знают западную литературу – политологическую, социологическую, - но то, что происходило в той стране, в которой они живут, имеют смутное представление. Именно поэтому в России мифотворчество цветет пышным цветом.

Второе, на что мне хотелось бы обратить внимание, это то, что в общественном мнении практически невозможно сталинский миф оторвать от советского мифа. Поэтому, когда социологи спрашивают россиян «как они относятся к Сталину», многие их них говорят не о том, как они относятся к личности Сталина, к его деяниям, а о своем отношении к советской стране, к Советскому Союзу, который развалился, разрушен и т.д. Это мы тоже должны понимать.

И, конечно же, сталинский миф – это не просто советский миф, это великая победа, возможно главное событие во всей тысячелетней истории России. Когда говорят о Сталине, сразу вспоминается победа в войне. И людей страшно коробит стремление развести нашу победу и Сталина, что мы бы и без Сталина победили. Наверное, победили бы, я разделяю эту точку зрения, но люди, о чем свидетельствуют опросы, считают, что это неправильно и несправедливо. Они видят заслугу Сталина в победе и не хотят ее перечеркивать.

Третье, на что мне хотелось обратить внимание, это то, что россияне оценивают исторических деятелей с позиций сегодняшнего дня. У них нет свойственного профессиональным ученым погружения в другую реальность и понимания того, что в 17-м году была одна ситуация, в 30-м – другая, а сейчас – третья. Они экстраполируют нынешнюю ситуацию на то, что было в прошлом. Самый яркий пример этого – формирование в 90-е годы петровского мифа. Тогда Петр I по полярности опережал всех персонажей российской истории. Почему? Потому, что его фигура отвечала общественному запросу: западник, реформатор, да к тому же еще – работник на троне, в отличие, например, от «бездельника Ельцина». И где сегодня Петр? Да, он воспринимается позитивно, но это совсем не то восприятие, которое было раньше. Особенно в отношении западничества и реформаторства. Что касается сталинского мифа, то я бы согласился с Леонтием, что он частично пересекается с путинским мифом. Но лишь частично. Отдавая симпатии Сталину, многие как бы сигнализируют Путину: «Ты хороший Президент, но расплодил бюрократию и коррупцию, а вот Иосиф Виссарионович как-то умел с этим бороться».

Возвращаясь к проблеме исторической памяти, хотелось бы привести несколько конкретных примеров из последних опросов ВЦИОМ, которые как мне кажется, не нуждаются в комментариях. 44 % опрошенных россиян не знают, чем памятен для страны ...

Перепечатка краткого анонса выложенного в свободный доступ материала произведена в соответствии с ч.4 ГК РФ ст. 1274 "Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях". Согласно ст. 1259 ч.4 ГК РФ, сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер, не являются объектом авторского права.

Проходя оттуда, Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфея, и говорит ему: следуй за Мною. И он встал и последовал за Ним. И когда Иисус возлежал в доме, многие мытари и грешники пришли и возлегли с Ним и учениками Его. Увидев то, фарисеи сказали ученикам Его: для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками? Иисус же, услышав это, сказал им: не здоровые имеют нужду во враче, но больные, пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию.(Матф.9:9-13)

Категория: Политика | Просмотров: 1048 | Теги: Сталин, террор, сталинизм, деспотизм, сталинский миф, гулаг, СССР, россия, декоммунизация | Рейтинг: 1.0/3

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем мультиблоге пользователем gaal_dev на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта - как это сделать, описано в том же Пользовательском Соглашении. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Всего комментариев: 2
1  
Отдавая симпатии Сталину, многие как бы сигнализируют Путину: «Ты хороший Президент, но расплодил бюрократию и коррупцию, а вот Иосиф Виссарионович как-то умел с этим бороться».

biggrin

Также мы должны иметь в виду, что сталинский период совершенно по-разному воспринимается теми, чьи родственники пострадали и теми, кто, наоборот, сумел добиться многого. Это тоже та правда, которую мы не должны от себя скрывать. Получалась страшная вещь: кого-то сажали, кого-то расстреливали, а кто-то приходил на их место и делал головокружительную карьеру, становился в 30 лет генералом, в 28 лет – директором завода, министром и т.д.

(у всех своя правда)

И вот нынешнее состояние умов – нечто другое, это не просто мещане, как говорил Владимир Петухов, мещанин все-таки встроен в жизнь, у него есть установка стабильности, а мещанин, живущий одним днем, без веры в будущее – это что-то другое. И мне думается, что от временщикового сознания и нет интереса к прошлому.

Надо все же понимать, что многие народы бывшего СССР восстанавливают память о жертвах сталинских репрессий не потому, что они жаждут получить компенсацию от нынешней России, а потому, что в их памяти время сталинских репрессий осознается как беда, несчастье, как то, что никогда нельзя забыть.

...

На протяжении всего ХХ века и на рубеже ХХ – XXI веков русские пережили колоссальную травму. И сейчас они хотят забыть это травмирующее прошлое. Наше отношение к истории – классическая психоаналитическая реакция вытеснения. Русские вытесняют в подсознание весь ужас, пережитый ими, их дедами и отцами. Причем ужас хаоса 1990-х годов для наших современников более масштабен и рельефен, чем ужас сталинских репрессий. Хотя бы потому, что он свежее и составляет часть нашей живой, непосредственной памяти.

Надо понимать, что травмированное общество не приемлет моральных оценок.

...

Причем в обществе существует абсолютный консенсус: отечественная история должна быть позитивной. Все хотят видеть прошлое позитивным, хотя это прошлое, за редким исключением, никто не знает.

...

Теперь о популярности Сталина. Это совершеннейшая чепуха, высосанный из пальца миф. Когда общество говорит, что оно хочет Сталина, то это не более чем персонификация запроса, о котором говорил Леонтий Бызов – базового запроса на справедливость и порядок. Поскольку, как я уже отмечал, историческая память русских очень куцая, то многие никого, кроме Сталина, просто не знают. Но это вовсе не значит, что они согласны на те действия и методы, которые Сталин практиковал; что они согласны нести те лишения, которые выпали на долю людей, жившие в тот период. Ничего подобного.

...

Тотальное перетряхивание сложившегося уклада, новое издание военного коммунизма нужно было только партийной элите, ибо она могла остаться у власти только в условиях продолжающейся революции. И совсем не случайно продолжение революции потребовало чрезвычайного насилия. Примером тому – коллективизация, запуск машины страха на полные обороты. Если бы был общественный запрос на дальнейшую коммунизацию России, не были бы нужны репрессии. Разве у 70 % населения страны, речь идет о крестьянстве, получившем землю, был запрос на строительство коммунизма? Смешно!

...

Почему русские не в состоянии сопротивляться противным их духу нововведениям сверху то при Петре, то при большевиках? Я категорически не согласен с утверждением, что без функциональной реабилитации Сталина, без вытеснения из исторической памяти негатива советской истории мы не в состоянии создать у молодого поколения позитивный образ российской истории. За этой концепцией, на мой взгляд, стоит неверие в духовные силы нового поколения, в его способность, как говорили и Иван Ильин и Николай Бердяев, придти к любви к России через внутреннее моральное преодоление ужасов и морального уродства большевизма.


2  
Петр Струве уже в 1918 году писал, что сама способность русских освободиться от соблазнов большевизма будет величайшей духовной победой русского народа, источником его веры в себя. Во-первых, русская история дает достаточно позитивных оснований, чтобы сохранить веру в свой народ, не прибегая к реабилитации преступлений. И, во-вторых, при всех бедах российской нации – беспамятстве и т.д. – если не проснется чувство личной вовлеченности в историю, чувство самоанализа, личной сопричастности и личной ответственности за историю, не имеет и смысла русская нация.

...

Людей не очень занимали последствия для тех, на кого они писали доносы. А этими доносами НКВД был просто завален. Я сужу по ситуации в научной среде, которую в свое время изучал. Правда, когда донос, скажем, на академика Вавилова поступал следователю с четырьмя классами образования, тот реагировал в присущей ему социокультурной манере. Вот так и проходила революция снизу.

Теперь насчет того, можно ли быть патриотом, не зная всей правды. Да, можно. Американцы живут в счастливом неведении о том, что их предки делали с индейцами. Англичане живут в счастливом неведении о том, что Кромвель творил в Ирландии, где была вырезана половина населения. Французы живут в счастливом неведении о том, сколько народу погибло в Великой французской революции, и что вода в реках в прямом смысле слова становилась красной от крови. Они не знают об этом и не хотят знать. И, тем не менее, они – первоклассные патриоты своих отечеств.

...

И многие процессы, которые происходили в 30-е годы, их восприятие тогда и сейчас трудно понять, если не учитывать именно эти, наиболее глубинные, архетипические особенности исторического сознания. Например, почему было всеобщее, тотальное одобрение того, что происходило в 30-е годы? Почему не происходило никаких выступлений, бунтов против этих репрессий, если утверждается, что было уничтожено 5 – 10 миллионов человек? Почему все обвиняемые на процессах 37-38 годов выступали и говорили: «Да, Иосиф Виссарионович Сталин прав!»? Почему Святослав Рихтер, отец которого был репрессирован, получил Сталинскую премию и благодарил «вождя народов»? Почему Молотов, жена которого была репрессирована, оставался в Политбюро и работал вместе со Сталиным? Калинин, который как-то все же осмелился походатайствовать генсеку по поводу своей жены, которая тоже сидела, а Сталин ему сказал: «А чего ты ко мне пришел? Советский суд посадил твою жену. Обращайся в суд. У меня тоже родственники сидят».


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]