Четверг, 19.10.2017, 13:42
Приветствую Вас Гость | RSS
Календарь
«  Февраль 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728

SP

Форма входа

Это интересно
LF:
Нечто
Статистика

Рейтинг@Mail.ru


ML

Главная » 2010 » Февраль » 12 » Латынина против Кургиняна: рубилово у Кати Гордон
14:56
Латынина против Кургиняна: рубилово у Кати Гордон

Изображение предоставлено publicdomainpictures.net
Дисскуссия на шоу «Анатомия демократии» с Катей Гордон, ведущий - Переседов Илья. Я отжал из стенограммы кое-какую воду, выбросив всякие междометия и мычания ведущих, чтобы лучше читалось.
 
Илья Переседов: Российский Интернет восхищен, взбешен, напуган статьей Юлии Латыниной «Рой или Антибулочник», в которой она бросает вызов Кремлевской политической системе. [] Юлия, первый вопрос будет к вам. Мне жутко интересно, вот в той системе, которую вы описали в своей статье, к чему относите себя вы? Вы-то булочник, хотя бы?
 
Юлия Латынина: Нет, я наблюдатель.
 
Илья Переседов: Но там наблюдатели не прописаны.
 
Юлия Латынина: Слушайте, в системе всегда есть гораздо большее количество… я написала очень просто. Есть традиционный взгляд на открытое общество. С Адама Смита берет начало. О том, что вот булочник работает-то ради собственного блага, когда печет булочки. Он же не заботится об общественном благе. Но в результате его деятельности общественное благо увеличивается. Но когда мародеры грабят город, то они как-то не как булочники делают.
 
Илья Переседов: Понятно. Вот есть булочник, который производит, есть мародеры, которые грабят булочников. Есть, оказывается, наблюдатели, о которых вы не упомянули в своей статье. Булочники живут хорошо, мародеры наживаются на булочниках. Мне интересно, а наблюдателям, как живется вот в сложившихся условиях?
 
Юлия Латынина: Кстати, наблюдателям в Путиновской России живется замечательно. Вот если, допустим, на выборах, кстати, благодаря той же демократии, победил бы Лужков, я думаю, жилось бы значительно хуже.
 
Илья Переседов: Но в конце своей статьи вы пишите, что Россия слишком великая страна, чтобы позволить себе умереть от вшей. Вы кого под вшами имеете в виду?
 
Юлия Латынина: Понимаете, я вот держусь того, что Россией 70 лет правили палачи. Что Сталин – это человек, который уничтожал именно российскую культуру. Что Сталин – это человек, который уничтожил российское крестьянство. Крестьяне поехали осваивать Сибирь, только уже в другом качестве. Российская промышленность: вместо того, чтобы оказаться нормальной модернизированной системой, принялась производить либо танки, либо сталь для танков. Российские города превратились в подобие бараков.
 
Илья Переседов: Кто вши? Назовите главную вошь.
 
Юлия Латынина: Вши – нынешняя власть. Они измельчали: знаете, были большие, а стали очень маленькие. И держат свои счета на Западе.  Ну, Сталин же не держал свои счета на Западе.
 
Катя Гордон: Самое время мне уже обратиться к Сергею. Не считаете ли вы использование имен исторических деятелей в этой статье бессовестным?
 
Сергей Кургинян, политолог: Слово «бессовестный» я не употребляю. Я употребляю соседнее слово «постмодернистское». Постмодернисты берут любое слово и любое имя просто потому, что оно им понравилось. Предположим, вот как сорока берет блестящий предмет, она его вытаскивает, он ей нравится, она ж не понимает его функциональное назначение.
 
Юлия Латынина: В статье было сказано: "когда общество является бюрократической империей, то является соблазн у чиновника инвестировать в следующую должность, а не инвестировать в производство". Адам Смит упоминается в статье один или два раза ровно потому, что он сформулировал это, на мой взгляд, наилучшим образом и самым простым.
 
Сергей Кургинян: Вот я хочу сказать, что он сформулировал не это, а это после него формулировали другие.
 
Юлия Латынина: Разумеется! Но моя статья не посвящена именно Адаму Смиту.
 
Сергей Кургинян: Юлия, в каком году он это все сформулировал?
 
Юлия Латынина: В тысяча восемьсот каком-то.
 
Сергей Кургинян: Нет, в 1776.
 
[уже здесь разговор начинает быть веселым - Юля блещет "эрудицией" вовсю]
 
Юлия Латынина: Я боюсь, что современное российское общество устроено так, что нам не выгодно ничего не производить и выгодно заниматься регулированием производства. У нас мало чеков будущего. У нас свой чек: санитарный инспектор, пожарный инспектор, ОБЭПовец и т.д.
 
Сергей Кургинян: Я согласен с этим. У меня есть свой диагноз. И я не убежден, что он более мягкий, че...

Перепечатка краткого анонса выложенного в свободный доступ материала произведена в соответствии с ч.4 ГК РФ ст. 1274 "Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях". Согласно ст. 1259 ч.4 ГК РФ, сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер, не являются объектом авторского права.
Категория: Россия | Просмотров: 4404 | Теги: шоу, Латынина, Кургинян, Катя Гордон, Анатомия Демократии | Рейтинг: 0.0/0

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем мультиблоге пользователем Observer на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта - как это сделать, описано в том же Пользовательском Соглашении. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Всего комментариев: 3
1  
Продолжение:

Сергей Кургинян: Мне кажется, что если Путина не критиковать, не выявлять его ошибки, негативы и все, что угодно, то ситуация впадет в маразм. Но мне кажется, если превращать критику Путина в такую бездоказательную истерику, в которой нет плюсов и минусов, нет правильного анализа ситуации и всего прочего, то это грозит все тем же самым. Это разница между застоем и перестройкой. Застой – это когда говорят: "не трогайте нашего Путина". Перестройка – это когда создают образ Путина-демона с рогами такого, а дальше призывают для спасения от Путина Ельцина очередного или кого-нибудь еще аналогичного. Значит, возникает вопрос: в чем объективность ситуации в стране и каковы рецепты выхода из этой, подчеркиваю еще раз, ужасной ситуации?

Илья Переседов: Юлия хочет крови. Выпускать большое количество людей, которые хотят крови, на публику опасно. Когда давят вшей – течет гной. Понимаешь?

Юлия Латынина: Одну секундочку, а почему мне тут приписывают вещи, которых там вообще в статье не было? Первое, значит, по поводу Владимира Владимировича Путина. Я описывала существующий режим и я считаю, что, как сказано у Шварца, "всех учили, но почему-то был первым учеником". Владимир Владимирович 10 лет правит страной: можно было, например, построить хотя бы одно шоссе, соответствующее Западным стандартам, зато построено масса резиденций Владимира Владимировича.

Илья Переседов: Подождите, есть подозрения, что Путин был лучшим, он был единственным учеником. У нас же нет в публичном поле людей, с которыми его можно сопоставить.

Юлия Латынина: Я не предлагала в статье вообще никаких рецептов.

Илья Переседов: Как всегда.

Юлия Латынина: Одну секундочку. Я сказала, что каждая клетка системы работает так, как будто для максимизации собственной выгоды. Она не ведет себя, как единый организм, она ведет себя, как рой.

Илья Переседов: И не происходит позитивного ничего, на ваш взгляд? Юля Латынина заправляет с утра бензином машину, вызывает продукты на дом, ей привозят все-таки. Приезжает в город Грозный, там стоят построенные дома, не знаю, сколько там пошло откатов, но они стоят, и в них живут люди.

Катя Гордон: Дело же в формулировке, потому что за этой формулировкой есть определенные действия тех людей, которые это прочитают. И здесь правда заключается в том, что вы не можете не понимать, что вот это указание, эта подтасовка или реальность, которую вы представляете в этой статье, она к чему-то ведет. Вопрос: к чему, для чего? Именно поэтому я задаю этот вопрос. Сергей говорит, что нельзя вести туда, куда ведет Юлия Латынина, там ничего нет, там хаос, потому что нет альтернативы системe.

Юлия Латынина: Куда я веду? Что - нет альтернативы системе, чтоб менты убивали людей?!!

Катя Гордон: Нет, не пройдет история про то, что "я просто это написала". Это не годится. Не годится! Вы статью не просто написали. Вы ее написали публично, для всех. Вопрос: "зачем?" Вы говорите: я просто наблюдатель. Наблюдайте тогда из своей квартиры. Это не честно! Это полуправда и получестность – вот о чем я говорю. Вы не можете говорить, что "я просто наблюдатель".

Юлия Латынина: Задача писателя – писать, задача врача – давать лекарство, задача полицейского – расследовать преступления.

[Типичная демагогия. Ключевой вопрос - это не само действие, ключевой вопрос - ЗАЧЕМ? Врач дает лекарство, чтобы вылечить. Полицейский расследует, чтобы наказать виновного. У Юли спрашивают - зачем она это написала? В чем задача? А в ответ - потекла пурга.]


2  
Продолжение 2:

Катя Гордон: Хорошо, т.е. вы сейчас говорите, что вы "просто писатель"? Вы не историк, не аналитик, вы писатель? Тогда скажите это. Тогда претензии по поводу Адама Смита раз и навсегда закрыты. Тогда Сергей никогда в жизни не спросит вас, а почему, какого хрена, Юля, вы спрашивали и упоминали этого исторического деятеля.

Юлия Латынина: Я - писатель.

Катя Гордон: Тогда так и надо говорить: мужики - это писатель. Нет претензий – это же писатель.

[В смысле - фантазер. Напридумывал всякого. Ненаучная фантастика. Город Утопия.]

Юлия Латынина: Одну секундочку, я - писатель, я - журналист и я - историк. Если говорить о моей личной позиции, о том, что надо делать в России – эта позиция заключается в том, что в бедных странах не может быть демократии. Демократия в бедных странах, например, как в России, демократия в России кончается Путиным. Демократия в Китае, если она будет, кончится тем, что проголосуют за нового Мао. Самая страшная проблема России не в том, что в ней сейчас нет демократии. Как ни странно, я готова согласиться, что вот мы сидим, то что «Эхо Москвы», какой-то кусок демократии в ней есть. Во всяком случае, даже больший, чем в Елизаветинской армии. А проблема заключается в том, что в России абсолютно не обеспечена собственность. Эту собственность может забрать любой мент, любой ОБЭПовец или любой чиновник. Для того чтобы гарантировать права собственности, будь то Китай, Сингапур или Чили, да, в современных быстроразвивающихся обществах, как правило, демократии при этом нет. Проблема не в том, что у нас есть диктатура. Не надо, меня это как раз не парит. Проблема в том, что у нас плохая диктатура. Проблема в том, что у нас не монархия, а тирания, с точки зрения Аристотеля.

Сергей Кургинян: Т.е. вы за позитивную диктатуру в России?

Юлия Латынина: Безусловно. Я не верю, что проблемы России могут быть решены демократией.

Сергей Кургинян: Я полностью в этом, Юля, тебя поддерживаю. Я лично вот, Сергей Кургинян, полностью поддерживаю этот тезис. Тут на глазах своими примерами и всем прочим Юлия Латынина отменила введенные ею идиологемы. "Открытое общество", "невидимая рука рынка", "Адам Смит" – это все идиологемы. Никакой она не наблюдатель. [] Вот чего она хочет, мне кажется, что она сама немножко путается.

Юлия Латынина: Я хочу, чтобы Россия была приличной страной, чтобы мы не лежали в дерьме.

Сергей Кургинян: Приличной. Что такое "приличное"? Великой, наверное?


3  
Продолжение 3:

Юлия Латынина: Я не антидемократка. Я мечтаю, чтобы Россия стала богатой страной.

Сергей Кургинян: Как не антидемократка?! То, что вы сказали: диктатура, даем диктатуру. Я первый раз услышал, чтобы так сильно призывали:" даешь диктатуру! Немедленно!"

Юлия Латынина: Для меня в принципе демократия – это лучшая форма правления, не считая всех прочих. Но проблема заключается в том, как сказал Макиавелли, что ничего не бывает истинного само по себе, все бывает смотря по обстоятельствам.

Сергей Кургинян: Правильно.

Юлия Латынина: Нет, я не верю, что в России демократия кончится сейчас чем-нибудь, кроме Путина, Лужкова или еще чего-нибудь в этом роде. Но я надеюсь, что когда Россия пройдет через Ли Куан Ю, через Пиночета, через свою Китайскую Компартию, она до демократии дорастет, потому что другого варианта, в итоге, нет.

Сергей Кургинян: Правильно!

wacko


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]