Среда, 24.05.2017, 12:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Календарь
Форма входа

Это интересно
LF:
Нечто
Статистика

Рейтинг@Mail.ru


ML

Главная » 2010 » Июнь » 21 » Ё-моё
15:42
Ё-моё

Изображение предоставлено publicdomainpictures.net

Женя, хочу я начать разговор с тобой не как писатель с поэтом, а как алкоголик с алкоголиком. Ты вот уже несколько лет крепко не пьешь. Я не пью уже четвертую неделю и надеюсь, что это состояние тоже продлится несколько лет. Побудило меня к решительным действиям следующее: помимо обычных негативных эффектов типа потери вещей-денег, получения травм и оскорбления разных хороших людей, я вдруг начал видеть, как трубы, приуготовленные водопроводными молодцами к заправке под асфальт, начинают ползти, юлить, аки змеи, и менять цвет. Все это на письме выглядит красиво, психоделично, а на деле было очень болезненно. А тебя какие эффекты спо-двигли на трезвость? И, короче, еще какие-нибудь интересуют алкогольные впечатления.

Это, Слава, называется параллельной реальностью. У меня таких «погружений» было несколько, все болезненные и — чего уж там — жуткие. В городке Тосно, где до этого неоднократно бывал, я, как-то идя за водкой, оказался на бесконечной улице. Городок вообще небольшой, улица мне хорошо знакома, обычная — полверсты длиной. Пустынно, «осенний мрак заляпан фонарями», как писал Геша Григорьев. А я иду по проезжей части, по белой полосе, представив себя канатоходцем над ареной или над пропастью. И вдруг понимаю, что слишком долго иду. Поднимаю взгляд от дорожной разметки: впереди — сколь хватает глаз — ровная линия фонарей — до горизонта, а я ведь знаю, что на этой улице всего девять плафонов. Оборачиваюсь — за спиной то же самое: ровная нитка фонарей, уходящая в туман. Шарахаюсь к стоящему справа дому: окна все тёмные, маслянисто-жёлтым светом зияет вход в парадную, а навстречу из-за кустов выдвигаются три фигуры — на полголовы больше меня. Я и днём-то редко кого встречаю такого роста, и при солнечном-то свете это меня немного настораживает... Серые. Лиц как бы нет. Идут — словно плывут — прямо на меня. Молча. Это был шок. Забегаю в парадную и понимаю, что это муляж дома. Квартирные двери есть... но нарисованные, как очаг в каморке папы Карло. Взлетаю на второй, на третий этаж — то же самое. И дверь на чердак — нарисованная. Выскочив из подъезда, беру влево, где в 50 метрах рынок, но бегу до него минут 15 (!), повторяя: «Выпустите меня отсюда!» На рынке под конкретный бумбокс оттягиваются с десяток местных парней с кумами. Я как-то сразу врезываюсь в их тусу. И они жестко меня отоваривают. (К счастью — ничего не сломали — пару зубов только выбили.) Ощущаю, что я в «реале», только лёжа на замёрзшей земле весь в кровянке. И — никого вокруг. Наручные часы разбиты. Стрелки на 4 утра (время первых петухов). 

А причины, сподвигшие на трезвость, аналогичны твоим: потери. Всего, чего возможно. Когда осознал, что теряю уже себя, — начал торможение «в небесах». Тормозной путь был долгим. Вот — Дом Надежды на Горе помог, как промежуточная станция для посадочного модуля «Мякишев»... ну, и любимая женщина. По-настоящему ведь может помочь только женщина, впрочем, только женщина может по-настоящему и помешать.



Любимая женщина тем, в частности, хороша бывает, что с ней можно помолчать. Я вот когда не пью, то становлюсь совсем необщительным, неделями могу людей не видеть, что мне, в общем, нравится, но все же некоторые проблемы создает. Твой круг общения — в основном литературный? У меня впечатление, что у тебя идеальный для поэта образ жизни — неспешные прогулки по Питеру и много творческого досуга. Или это ложное впечатление?

Прежде я общался, при этом довольно плотно, с людьми разного уровня полёта (и посейчас, скажем, Полковник — ведущий спецьялист в области метрики пространства — мой лепший кореш). Но теперь — да, в основном это в той или иной степени люди, сопричастные литературе, даже — если говорить шире — словесности. Уже упомянутый Геннадий Григорьев — лучший, на мой взгляд, поэт своего поколения, безвременно улизнувший с нашей грешной земли в марте 2007, с гордостью называл себя Человеком Слова и моим учителем. Таковым он и был — и в первом, и во втором случа...

Перепечатка краткого анонса выложенного в свободный доступ материала произведена в соответствии с ч.4 ГК РФ ст. 1274 "Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях". Согласно ст. 1259 ч.4 ГК РФ, сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер, не являются объектом авторского права.

Проходя оттуда, Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфея, и говорит ему: следуй за Мною. И он встал и последовал за Ним. И когда Иисус возлежал в доме, многие мытари и грешники пришли и возлегли с Ним и учениками Его. Увидев то, фарисеи сказали ученикам Его: для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками? Иисус же, услышав это, сказал им: не здоровые имеют нужду во враче, но больные, пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию.(Матф.9:9-13)

Категория: Культура | Просмотров: 1051 | Рейтинг: 0.0/0

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем мультиблоге пользователем sergii на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта - как это сделать, описано в том же Пользовательском Соглашении. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]