Четверг, 17.08.2017, 11:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Календарь
«  Июнь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

SP

Форма входа

Это интересно
LF:
Нечто
Статистика

Рейтинг@Mail.ru


ML

Главная » 2011 » Июнь » 14 » Бывает на войне, гражданские умирают.
15:26
Бывает на войне, гражданские умирают.

Изображение предоставлено publicdomainpictures.net

Из показаний лейтенанта Келли и других американских солдат во Вьетнаме

Келли: «Кстати, чтобы не забыть, я вообще не знал, что там было у Вьетконга в Ми Лаи: отделение, взвод или рота. Мне было известно лишь то, что по нам оттуда стреляли. А сказал мне об этом вертолётчик…

Страх? Почти все испытывали его, и каждому нужно было его перебороть. То есть, Ми Лаи – источник этого страха. И все вошли в Ми Лаи, стреляя из автоматов. Продвигались «джи-ай» быстро и перебили жителей тоже быстро. Перестреляли. Или забросали гранатами. Или просто закололи штыками: вонзить штык, отбросить тело и снова вперед.

Якобы солдаты ещё говорили: «Ещё одну галочку поставим», «Ага, ещё одним меньше», «Видел, как тот гад сдох?» Нет, я не слышал всего этого. Я только слышал, как Медина всё твердил мне: «Давай, давай! Не останавливайся!» И я сам начал повторять: «Не останавливаться! Не останавливаться!»

Нам говорят: «Господи, да ведь это же были старики, женщины и дети!» А я на это отвечаю: «Не видел я всего этого. У меня было задание, и я старался его выполнить. Отдавал себе отчет в одном: они – враги. Конечно, я находился на территории Южного Вьетнама и знал, что там есть старики, женщины и дети. Всё это – здравый смысл…

Теперь Медина говорит: «Нужно руководствоваться здравым смыслом». Только вот не учили меня в учебном подразделении руководствоваться здравым смыслом. Мне говорили: «Делай то!» или «Делай так!». Если бы во время боя Медина мне действительно сказал: «Руководствуйся здравым смыслом», я бы ему ответил: «С удовольствием! Возвращаюсь на Гавайи!». Прямо в декабре!

А ещё меня учили вести плотный огонь по партизанам: из карабинов, гранатометов, пушек, минометов, пулеметов… Ехать во Вьтенам, чтобы сражаться против них – какой это, к дьяволу, здравый смысл? Однако такова стратегия США. Все время продолжать их отбрасывать. Перебить всех в Ми Лаи, пока кто-нибудь не достал свой АК. А мне продолжать твердить: «Да ведь это старики, женщины и дети». Так пусть те, кто это говорит, тоже проявит здравый смысл. И дадут нам пули, которые не причиняли бы вреда старикам, женщинам и детям.

Кстати о детях. На младенцах прямо все помешались. Чуть что, так сразу: «Детки! Маленькие невинные детки!». Мы торчим во Вьетнаме уже десять лет, и, если проторчим ещё десять, кто-нибудь из этих деток возьмет да и убьет вашего сына. И будете тогда плакать и говорить мне: «Почему вы тогда этих детей не перебили?»

Нет, я не говорю, что нужно убивать детей, но я знал, что это случится. Знал, что, находясь в Ми Лаи с 20 тысячами патронов, я буду стрелять не по бумажным мишеням, эти пули достанутся мужчинам, женщинам, детям и младенцам. Бой – это хаос. И не мог я в тот день сказать солдатам: «Вы уж там поаккуратнее». Мы там не для того, чтобы их по головке гладить. Не для того, чтобы играть в ковбоев или делать из себя посмешище. Или слушать всяких там, кто нам говорит: «Не делай того, не делай этого!»

Мы и не отрицали этого в форте Беннинге, Джорджия. Один сержант, командир отделения во втором взводе, сказал в своих свидетельских показаниях: «Мы подчинялись приказам, сэр…»

***

Келли: «Лично я не испытывал никаких угрызений совести из-за того, что убил тех людей в Ми Лаи. Я ведь убивал не ради удовольствия. Не мог я убивать просто так. Да и цель нашего присутствия в Ми Лаи не состояла в истреблении человеческих существ. Мы были там, чтобы уничтожить идеологию, носителями которой они являлись. Ну, не знаю. как ещё сказать. Пешками, что ли, сгустками крови, кусками мяса. Я находился в Ми лаи не для того, чтобы убивать разумных существ. Я там сражался с нематериальной идеей….

В Дотти я знал одного старосту вьетнамской деревни. Это был жесткий, крепкий человек: этакий Джон Уэйн. Сам я не видел, как коммунисты его били, но однажды он пришел ко мне, рыдая, крича, с каким-то глиняным кувшином в руках. Я заглянул в кувшин: там было нечто, напоминающее тушеные помидоры...

Перепечатка краткого анонса выложенного в свободный доступ материала произведена в соответствии с ч.4 ГК РФ ст. 1274 "Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях". Согласно ст. 1259 ч.4 ГК РФ, сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер, не являются объектом авторского права.

Проходя оттуда, Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфея, и говорит ему: следуй за Мною. И он встал и последовал за Ним. И когда Иисус возлежал в доме, многие мытари и грешники пришли и возлегли с Ним и учениками Его. Увидев то, фарисеи сказали ученикам Его: для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками? Иисус же, услышав это, сказал им: не здоровые имеют нужду во враче, но больные, пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию.(Матф.9:9-13)

Категория: Катастрофы | Просмотров: 1689 | Рейтинг: 0.0/0

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем мультиблоге пользователем sergii на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта - как это сделать, описано в том же Пользовательском Соглашении. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Всего комментариев: 2
1  
Человекообразные животные.

2  
А потом удивляются тому, что единственное место где они могут отдохнуть и посидеть в относительной безопасности то их "крепость", а через некоторое время подобной "демократии" и эта "крепость" становится местом крайне опасным.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]