В 1849 году похожая ситуация наблюдалась в датском Шлезвиг-Гольштейне. Власти Дании всячески гнобили местных немцев и даже запрещали им образование на родном языке. Ответом стало восстание, поддержанное Пруссией. Но вмешалось «мировое сообщество», и видный германский публицист с возмущением писал:

«Со стороны Германии война представляла собой одну сплошную цепь предательств вплоть до сражения при Фредерисии, где республиканский корпус Шлезвиг-Гольштейна численностью в 10 тысяч человек был застигнут врасплох и разгромлен втрое превосходящими его силами датчан, в то время как 40 тысяч прусских и прочих войск находились лишь в нескольких милях, но не пришли к нему на помощь в эту трудную минуту; вплоть до предательского мира, состряпанного в Берлине».

Через пятнадцать лет расклад в мире изменился, датчан разгромили и тот же публицист отметил:

«Датская война осуществила часть национальных чаяний. Шлезвиг-Гольштейн был «освобожден», Варшавский и Лондонский протоколы, в которых великие державы запечатлели унижение Германии перед Данией, были разорваны и брошены им под ноги, а они даже не пикнули. Австрия и Пруссия снова были вместе, их войска сражались плечом к плечу и победили, и ни один властелин и не думал больше посягать на германскую территорию».

С точки зрения левых тараканов Сёмина, Фридрих Энгельс на вопрос «Наш ли Шлезвиг-Гольштейн?» должен был ответить «Наш ли Крупп?», а затем разоблачить захватническую позицию прусского империализма.


Ссылка на источник материала
Настоящий материал самостоятельно выложен в нашем сообществе пользователем блога Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.