Азовская «удавка» Москвы и беспомощный Киев

Россия продолжает оказывать давление на украинское судоходство в Черном и Азовском морях, начатое после захвата в марте 2018 года украинскими пограничниками в зоне совместного рыболовства вышедшего из Керчи сейнера «Норд». Это следует из сообщения председателя так называемого наблюдательного совета фонда «Майдан иностранных дел» Андрея Клименко по поводу задержания российскими морскими пограничниками сухогруза Selecta.

Сухогруз с дедвейтом в 14 030 тонн следовал под флагом Либерии из Мариуполя в Великобританию, но 29 августа 2018 года около 13.30 в 11 милях к юго-востоку от Бердянской косы был остановлен для досмотра российскими пограничниками. По словам Клименко, досмотр судна по пути в Мариуполь в зоне Керчь-Еникальского канала занял 83 часа…

Как нетрудно догадаться, основным инструментом давления Москвы на Украину в качестве ответа на захват «Норда» стала осуществляемая строго в рамках правового поля политика тотального досмотра всех судов, следующих через Керчь-Еникальский канал в украинские порты Азовского моря и обратно. При этом, в отличие от своих украинских «коллег», сотрудники Береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ пиратством не занимаются.

Так, 4 мая российский пограничный сторожевой корабль «Аметист» западнее мыса Тарханкут задержал украинское рыболовное судно «ЯМК-0041». Основание для задержания — не высосанное из пальца обвинение, а вполне конкретное правонарушение: украинские рыбаки вели незаконную добычу камбалы в исключительной экономической зоне России. «ЯМК-0041» и украинских браконьеров доставили в Крым. 10 мая российским пограничникам попались еще два украинских рыбака-браконьера на катере «Амур».

Во всех остальных случаях остановки судов российской стороной речь шла исключительно о досмотре.

В зависимости от тоннажа судна и характера перевозимого им груза досмотр мог продолжаться, по российским данным, от двух до шести часов. По украинским — в разы дольше. Так или иначе, но после досмотра пограничники отпускали судно, однако… Однако каждый час задержки рейса, по словам заместителя директора Мариупольского порта Юрия Балана, обходился судовладельцу в потерю 5-15 тысяч долларов. Росли неустойки, взлетала страховка…

Неудивительно, что значительная часть судо- и грузовладельцев очень скоро стала избегать рейсов в Мариуполь и Бердянск. Попытка украинской стороны перенаправить грузопоток посредством железнодорожного транспорта успехом не увенчалась. Лишенный возможности осуществлять обработку грузов мариупольский порт встал. Второе в городе градообразующее предприятие — крупнейший Мариупольский металлургический комбинат — тоже оказалось в тяжелом положении.

Еще хуже пришлось украинским рыбакам. Те после инцидента с «Нордом» сначала сидели по домам из-за боязни попасться под горячую руку российским пограничникам, а затем ВСУ окончательно порушили все мечты рыбаков Мариуполя и Бердянска о путине. В Киеве объявили о закрытии на все лето сразу трех прибрежных районов Азовского моря «для проведения артиллерийских и зенитно-ракетных стрельб».

Поскольку закрытые ВСУ районы располагались исключительно вдоль украинского же побережья, на действия российской стороны этот украинский ход не повлиял никак. Зато он окончательно испортил жизнь украинским рыбакам, которые теперь лишились возможности поймать хоть что-то даже у своих берегов.

В общем, ситуация на Азовском море для украинской стороны с весны стремительно ухудшалась. Киев оказался в крайне непростой ситуации. Отпустить «Норд» и его команду означало де-юре признать юрисдикцию России над Крымом. Продолжать же упорствовать в удержании рыбаков из Керчи означало дальнейшее удушение украинского судоходства на Азовском море.

Что примечательно — во весь голос заявляя о «российском пиратстве», Киев так и не смог отыскать ни одного толкового юридического обоснования для обвинения России в блокаде Азовского моря. То есть все жалобы на «зверства морских фээсбэшников» звучали исключительно в рамках украинского же инфополя. Ресурсов для того, чтобы силой попытаться обеспечить свободу украинского судоходства в Азовском море и акватории Керченского пролива, Киев не имеет. Шансы на то, что к обеспечению украинской свободы судоходства удастся привлечь США или иные страны НАТО, остаются нулевыми.

Наконец, жалобы Киева на то, что Береговая охрана Пограничной службы ФСБ РФ досматривает суда в 12-мильной зоне от украинских берегов, парировались все еще действующими российско-украинскими соглашениями о совместном использовании Азовского моря и Керченского пролива. Согласно этим документам, не только российские пограничники, но и украинские имеют право досматривать суда практически по всей акватории Азова. Другое дело, что у России есть силы и ресурсы реализовывать это право, а у Украины — нет.

Если же Киев отказывается от соблюдения, например, договора между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива, это открывает перед Москвой самые широкие возможности по окончательному «запечатыванию» Керчь-Еникальского канала для украинских судов.

Словом, куда ни кинь — всюду клин. Однако Киев по уже отработанной постмайданной методике умудрился из двух зол выбрать третье — наибольшее.

10 августа в Херсоне был заблокирован российский танкер «Механик Погодин», доставивший в украинский порт нефтепродукты из Туркменистана. Это стало не только причиной для массового отказа российских судовладельцев от грузоперевозок в порты Украины, но так же ожидаемо «пришпорило» ситуацию в Керченском проливе и на Азове. Уже знакомый нам Клименко в панике писал, что с 14 по 21 августа Россия «не пропустила из Черного моря в украинские порты Азовского моря ни одного судна».

«Поэтому нет резонансных задержаний посреди моря. Поэтому стоят почти пустые порты Мариуполя и Бердянска», — написал Клименко в Facebook.

По словам Клименко, на якорных стоянках в Керченском проливе на тот момент находились 16 судов общей грузоподъемностью 120 тысяч тонн.

«То есть именно столько грузов ждут их в украинских портах. Три судна ждут уже неделю, одно — шесть дней, два — пять дней, три судна — четыре дня», — утверждает Клименко.

На днях Россия начала активную переброску кораблей Черноморского флота в Средиземное море, наращивая там свою группировку перед началом «зачистки» от боевиков сирийского Идлиба. Теоретически это давало Киеву надежду на ослабление режима досмотра в Азовском море и Керченском проливе. На практике же этого не произошло. А дальше началась откровенная истерика.

Президент Украины Петр Порошенко заявил что, во-первых, Совет национальной безопасности и обороны Украины рассмотрит ситуацию в Азовском море, а во-вторых, он, Порошенко, ожидает в ближайшее время от своего МИД пакета документов для начала процесса разрыва соглашения о дружбе с Россией.

Пока Порошенко потрясал кулаками, выяснилось, что у украинского МИД существует собственный взгляд на проблему. В этом призналась заместитель министра иностранных дел Украины Елена Зеркаль.

«О денонсации соглашения с РФ по Азовскому морю не может быть и речи — это даст возможность РФ заявить территориальный спор, — отметила замминистра. — Для нас это вопрос безопасности, поэтому используем имеющиеся инструменты, чтобы урегулировать этот вопрос».

Словом, если вы думали, что вот так просто можно взять и все порвать — то нет.

Надо полагать, командование ВМСУ тоже получило от своего президента приказ «сделать что-нибудь решительное». Причем у командующего изрядно деградировавшими Военно-морскими силами Украины Игоря Воронченко в этой связи появилось целых два варианта. Первый — решительно открыть кингстоны, второй — решительно что-нибудь сказать.

Вице-адмирал с профильным образованием танкиста выбрал второе и решительно объявил: в ближайшее время он планирует увеличить корабельную группировку, а также численность морской пехоты и артиллерии на азовском направлении, для «надежной защиты всех рубежей и мирной производственной деятельности в акватории Азовского моря».

При этом каких-либо подробностей своего Drang nach Osten вице-адмирал не озвучил, а жаль. С одной стороны, перебросить на мариупольский пляж морпехов и пушки для ВМСУ особых проблем не составит. С другой — не совсем понятно, как кукующие на берегу морпехи с пушками помогут Украине избежать досмотра судов в Керченском проливе и Азовском море.

Еще заковыристее выглядит обещание Воронченко увеличить на Азовском море украинскую корабельную группировку. Боеготовая часть последней сейчас представлена примерно восемью-десятью судами, «главным калибром» которых являются 12,7-мм пулеметы. Флагман украинской корабельной группировки на Азове BG 32 «Донбасс» — это бывший советский сторожевой корабль проекта 205П, вооруженный двумя спаренными 30-мм артустановками.

Чем Воронченко может усилить эту «непобедимую армаду»? Украинцы, например, могут озаботиться переброской из Одессы в Мариуполь по внутренним путям недавно построенных малых бронированных артиллерийских катеров проекта 58155 (шифр «Гюрза-М», вооружение — 30-мм автоматические пушки). Это будет весьма непростое для Киева, но в принципе вполне выполнимое мероприятие.

Однако в случае его реализации Воронченко лишится возможности использовать самые современные единицы ВМСУ в районе куда более важной для Украины Одессы. «Гюрзы» окажутся заперты в Азовском море. При этом существенно изменить баланс сил к северу от Керченского пролива украинские бронекатера не смогут.

Напомним, Россия может задействовать на Азовском море как имеющиеся в составе Береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ 16 судов, так и большое количество кораблей из состава Черноморского флота. Кстати, и без помощи вымпелов КЧФ российская береговая охрана выглядит гораздо внушительнее, чем мариупольский отряд Госпогранслужбы Украины.

Так, в составе местной группировки российской Береговой охраны имеются сразу несколько кораблей, вооруженных в разы мощнее всей имеющейся на Азовском море «коллекции» украинских вымпелов. Речь идет, например, о сторожевых кораблях проектов 10410, 10410Б и 1241ПЭ с 76-мм корабельными артустановками АК-176М на борту. И это мы еще не упомянули о воздушной группировке, которую может задействовать Москва.

Словом, абсолютное преимущество при любых пограничных столкновениях в Азовском море остается за Россией.

Хотя зачем какие-то столкновения, когда Москва прекрасно обходится и без них? В деле «вразумления» беспомощной Украины России помогает не только прессинг украинского судоходства. В конце концов, не просто же так еще в середине августа бывший президент Украины Виктор Ющенко напомнил, что Россия с 2014 года является главным торговым партнером Украины.

«В таком состоянии нет плана победы. Потому что вы ведете себя не как народ, который требует победы. Вы уже рабы», — так подытожил Ющенко свои слова, обращенные к соотечественникам.

Утром 30 августа достоянием общественности стала не только новость про задержание сухогруза Selecta, но и еще пара сообщений. Согласно отчету украинской Государственной службы статистики, крупнейшим инвестором Украины в первой половине 2018 года‍ оказалась Россия. В то же время Максим Могильницкий, руководитель адвокатского объединения «Могильницкий и партнеры», юристы которого представляют интересы команды «Норда», вдруг выдал сенсацию.

«Все судебные дела о привлечении [российских] моряков к [административной] ответственности закрыты», — заявил адвокат.

Связаны ли все эти события между собой? Нам думается, да. Вода, как известно, камень точит. Будем надеяться, что в ближайшее время экипаж «Норда» наконец-то сможет вернуться домой, иначе… Иначе Киев уже знает, что бывает.

Автор: Андрей Союстов

Поделитесь с друзьями:
Ссылка на источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Posted in Криминал, Курьёзы and tagged . Bookmark the permalink.